April 2nd, 2012

Маруся

маленький человек

переводила сегодня в полиции, а потом в суде. ради этого послали за мной полицейскую машину с двумя чиновниками не в форме, не знаю, кто по званию. возили из кёльна в хюрт,  из хюрта в бергхайм. времени потратили! денег налогоплательщиков! и всё только ради одного бедняги-неудачника. за сигаретами первого апреля вышел.  а тут же ничего не работает!  воскресенье - это ж европейский шабат. понесло его по автобану на заправку, сигареток купить. там его и взяли, наручники надели -  и в каталажку ночевать. утром завтрак, допрос, перекур, бутерброд в бумажном коричневом пакете, суд,  тюрьма.  я ему переводила, и всё хотелось успокоить, яблочко дать, такой жалкий, мелкий, тупой! никогда таких не встречала! после допроса поговорила с полицейским, у него тоже такое же чувство осталось. речь не развита, ничего   рассказать не может, еле поняла, что родился в деревне подо львовом,  женился, сын десятилетний, работы нет,   денег -  нет, поехал с односельчанами в польшу дороги ремонтировать. а там  хозяин-поляк продал его со товарищи в германию, деньжат на них, знамо дело, наварил. привезли на машине в германию, куда - не знает:ни города, ни улицы, поселили их впятером в одну комнату. утром рано на машине забирали, везли  за сто километров на стройку, в восемь вечера назад привозили. латинские буквы не понимает, название населённого пункта прочитать не может. а наручники на него надели и в тюрьму отправили, потому, что паспорта при себе не было, преступник! теперь, если кто-нибудь из бригады паспорт подвезёт, так на ближайший самолёт посадят и отправят на родину, а нет - так три месяца отсидит, бедолага.
не идёт у меня из головы. как будто башмачкину переводила, с казённого, на человеческий. или бездомной собаке кусок не дала.